Таксисты не намерены вымирать


Казалось бы, чего проще — несколькими нажатиями заказать авто по маршруту и фиксированной цене. Но возможному приходу в Латвию Uber и других «смартфонных» перевозчиков рады далеко не все.
 «Совместный проезд — крах таксомоторной отрасли и предвестник уничтожения национальной экономики» — с такой повесткой дня вчера в Риге состоялась международная дискуссия о такси.
Строить тоже будем совместно?

Гиртс Мазурс, член правления Латвийского профсоюза таксистов считает, что новые платформы колл–центров являются по сути только посредником между клиентом и предоставляющим самую дешевую услугу. «Ни ответственности, ни налогов».— Сторонники совместного проезда говорят, что таксомоторная отрасль платит мало налогов. Но означает ли это, что надо вернуться в 90–е годы и отказаться от всех налогов и сборов?

Профсоюз считает, что подобная практика может в перспективе быть отнесена к другим отраслям экономики: «Почему бы не легализовать «совместную торговлю», «совместное строительство»? В качестве позитивного примера упорядочения рынка Г. Мазурс назвал профессию водителей лесовозов, которая долгое время оставалась «дикой», но сейчас введена в рамки продолжительности и охраны труда.

О развитии можно забыть

Гедиминас Сабайтис, председатель профсоюза таксомоторных работников Литвы, назвал Uber «большим монстром, который не нужен никому, в том числе и государству».

— Инвестиций ноль, за исключением программки, которую можно скачать с интернета. Контроль осуществлять практически невозможно, так как отличить водителя, работающего с Uber, нельзя никак. С 1 января он действует практически законно по всей Литве, хотя подзаконных актов до сих пор нет. Начался полный дисбаланс рынка, возят по таким ценам, что выжить невозможно. На Uber человек вечер повозил — ему нормально, а таксисты лишаются заказов.

Ричардас Крюковас из Вильнюса заявил, что Uber «больше всего денег выделяет на подкуп чиновников». Родилась компания в США, но в соседней Канаде этой услуги нет. А в Японии она запрещена, и специальное подразделение полиции в Токио из 100 человек занимается выпиской штрафов. Uber запрещен в Дании, половине Германии, в Нидерландах возбуждено уголовное дело.

— Деньги за проезд перечисляются, за вычетом доли Uber, на «счет, указанный водителем». Но в Литве сплошь и рядом выписывают группы водителей из сельских районов в Вильнюс, они получают 20–30 евро в день, а деньги заказчиков капают на фирму.

Раньше счетчики регулярно проверялись метрологами, сейчас этого нет. Вместо 1500 легальных машин на рынке около 3500. Цены в Вильнюсе упали на уровень 10–летней давности. Молодежь это, конечно, радует — они катаются по 39 центов за км. Но плохо тем, кто взял банковские кредиты. О каком–то развитии, переходе на электромобили, можно забыть.

Все ждут суда

Директор Ассоциации автоперевозчиков Эстонии Виллем Тори рассказал, что в его стране сейчас есть три тарифа: за километр, время и посадку. «Если праздники, людей много — «уберисты» могут поднимать цены, обычные таксисты — нет».

B Эстонии законодательное разрешение Uber прошло только стадию 1–го чтения, сейчас ждут решения Европейского суда.

— В мае там должны решить, уравнять ли его с классическими таксопарками. Сегодня эстонская полиция занимается 80 водителями, работавшими с Uber вне легального правового поля.

Коллеги из Хельсинки прислали видеопрезентацию. В Финляндии таксомоторная отрасль весьма либерализована: нет предела продолжительности рабочего времени. Но необходимы водительские права таксиста. Более 80% профессионалов объединены в профсоюз. Понятие «совместный проезд» подразумевает лишь бесприбыльный вариант деления накладных затрат между участниками поездки, скажем, из Торнио в Лаппенранту. Цент сверху — это уже коммерческая деятельность, подлежащая налогообложению.

Николай КАБАНОВ. 

Реклама